На главную



Бяка, Бука и времена года

Татьяна Ляпина


Книга иллюстрирована художником
Любовью Павловой


Отрывки
(2 главы из 21)




        В одной маленькой стране, высоко в горах, в спрятавшейся в лесах избушке, с одной стороны увитой плющом, а с другой – поросшей мхом по самую печную трубу, жили два брата: Бяка и Бука. Жили они скромно и уединенно, почти как простые люди, хотя на самом деле были могущественными волшебниками.
        Бяка был веселым маленьким человечком с короткими ручками и ножками, пушистым полосатым хвостиком, смешными встопорщенными усами и остреньким носом. У Бяки были рыжие волосы и три веснушки с каждой стороны носа. У Буки же волосы были темно-коричневые длинные, как и темный хвост, с короткой блестящей шерсткой. Несмотря на то что Буке уже стукнуло тысячу лет, он был похож на худенького мальчика лет двенадцати, с печальными глазами и грустной полуулыбкой. Озорничать, однако, Бука любил не хуже Бяки. Бяка же без проказ просто жить не мог. Однажды….







3. Бяка и Бука находят котенка

        Однажды вечером, когда солнышко уже давно спряталось за вершину горы, похожую на двуглавого дракона, и сумрак окутал маленький домик, Бяка и Бука уютно сидели перед растопленной печкой и попивали ароматный чай. На стене тикали большие часы с кукушкой. Тик-так, тик-так. В печке потрескивали и иногда громко щелкали дрова. Пшш, пшш, бух!
        За окошком шелестела листва деревьев, а все обитатели леса готовились ко сну. Белочка доедала последний орешек, мышка глубже забиралась в норку, птички, изредка чирикая, устраивались в ветвях деревьев. На ночном небе светила луна. Сегодня она была особенно большой, яркой и круглой. Кругом была тишина и покой, который может быть лишь вечером в лесу высоко в горах. И вдруг...
        – Мяу! – оглушительно прозвучало на весь лес. – Мяу, мяу, мяу!
        Никто не мог ничего понять. Такого громкого мяу еще ни разу не слышали в этом лесу.
        – Ой, кхе, кхе, – Бяка с перепугу захлебнулся горячим чаем, а Бука от растерянности целиком проглотил огромное печенье и только и смог сказать, что:
        – М-м-м-м.
        – Мяу-у-у! – звучало на весь лес.
        Братьям ничего не оставалось, как надеть курточки, взять в руку по большой свечке и отправиться искать того, кто так громко мяукал. Они долго ходили вокруг, спотыкались о коренья и ойкали.
        – Ой!
        – Мяу! – звучало им в ответ.
        И тут Бука очередной раз зацепился ногой за корень большой березы и растянулся во весь рост на мягком мху. Лежать лицом в мох было неудобно. Он перевернулся и в лучах лунного света высоко в ветвях увидел горящие желтые глаза.
        – Мяу! – снова пронеслось по всему лесу. – Мяу!
        – Кто это? – испугался Бука.
        К нему на помощь уже спешил Бяка. Первым делом он помог Буке подняться, а затем они вместе стали смотреть на большие горящие глаза. К сожалению, было так темно, что больше ничего видно не было.
        – Придумал! – вдруг сказал Бяка.
        Он почесал у себя за ушком и произнес:
        – Кола, бола, бяка, ти, свечка, в небо посвети.
        В тот же миг свечка, которая была у него в руках, вспыхнула и пронзила ярким лучом ночное небо.




        – О-о-ох! – вздохнули в один голос Бяка с Букой, потому что в лучах света они наконец-то увидели того, кто прятался в ветвях дерева.
        Вы уже догадались, кто это? Конечно же, это был всего-навсего маленький серенький котенок, с перепугу забравшийся на дерево. И он жалобно мяукал, потому что никак не мог слезть вниз.
        – Кола, бола, бяка, ти, свечка, больше не свети, – сказал быстрее Бяка, чтобы светом еще больше не испугать котенка.
        Свечка погасла. Вокруг снова стало темно. А Бука уже тащил из дома большую лестницу. Он приставил ее к дереву, ловко забрался наверх и спустил котенка на землю.
        Затем Бяка с Букой принесли котенка домой и дали ему большую миску теплого молока и смоченные в молоке кусочки хлеба. Котенок был очень голодный и сразу стал быстро-быстро есть, громко урча. Мрррр, мррррр.
        Когда котенок наелся, они положили его спать на печку, а утром отнесли заблудившегося котенка обратно в деревню и наказали ему больше из дома никогда не убегать.




14. Бяка с Букой запускают воздушного змея

        Однажды незаметно наступила весна. Необычно теплое и яркое солнце освещало склоны гор. Вовсю таял снег и звонкими ручейками стекал вниз в долину. Там, где еще недавно были сугробы, расцветали первые весенние цветы. В просыпающемся от зимней спячки лесу звонко щебетали птицы.
       Бяка очень любил весну. В это время ему всегда хотелось петь, веселиться, бегать по лужам и делать все то, что в лю-бое другое время года он ни за что бы не стал делать. И в этот раз Бяка нашел себе занятие по душе. Он стоял обеими ногами в маленьком ручейке из талой воды и бросал в него щепочки. Ручеек стремительно стекал вниз по склону, унося за собой маленькие кораблики. Бяка же с восторгом наблюдал за их путешествием. Если щепочку выбрасывало на берег, он при этом очень огорчался.
       – Ну что ж ты будешь делать! – восклицал он в сердцах и топал ногой. Но стоило только щепочке успешно проплыть дистанцию и скрыться из глаз за поворотом русла, как Бяка радостно начинал подпрыгивать, хлопать в ладоши и истошно кричать:
       – Мы победили! Мы победили! Бука, Бука, смотри, она уплыла. Уплыла, уплыла, ля-ля-ля, ля-ля-ля.
       Бука в это время сидел на скамеечке перед входом и мастерил воздушного змея в виде большой бабочки. Занятие это было непростое, требовало внимания и аккуратности. Бука заранее изготовил из яркой материи большие разноцветные крылья, которые держались на деревянных реечках. Сейчас же он приделывал к бабочке красивый длинный хвост из красной бумаги.
       Ему уже порядком поднадоели крики Бяки, который то и дело отвлекал его от работы и мешал закончить змея. Он ворчал, ворчал, но когда оставалось приделать лишь веревочку, Бука не выдержал и, незаметно почесав у себя за ушком, прошептал:
       – Мене, бене, бука, ри, щепка, долго не плыви.
       Стоило только Буке это сказать, как щепочки, которые пускал Бяка, стало сразу же выбрасывать на берег, лишь они касались воды. Бяка сердился, топал ногами и никак не мог понять, почему они не хотят больше плавать. Зато он больше не отвлекал Буку от работы. И вскоре воздушный змей был готов.
       – Бяка, пойдем со мной змея запускать! – крикнул Бука, подпрыгивая на месте от нетерпения.
       Бяка радостно бросил свое занятие, которое ему и так уже надоело – ведь ни одна щепочка так и не доплыла больше до поворота, и побежал вслед за Букой на поляну.
       Стоял отличный денек, но ветра не было. И это было очень плохо. Без ветра змей никак не хотел улетать. Сколько Бука с ним ни бегал, ни дергал за веревочку, сколько ни подбрасывал вверх, все без толку. Бабочка разноцветным пятном упорно падала на траву. Бука уже был готов расплакаться от отчаяния, но тут Бяке стало жалко Буку. Он отошел немного в сторонку, почесал у себя за ушком и прошептал тихонько себе под нос:
       – Эни, бене, бяка, ей, ветер, поскорей повей.


       Тут же неизвестно откуда налетел ветерок, подхватил воздушного змея и унес его ввысь под самые небеса. Веревочка натянулась в руке у Буки, да так, что Бяка испугался, что и Бука улетит следом, но он, радостно крича, бежал за воздушным змеем, крепко держа его в руке.
       – Ура, он летит! Летит! – радостно вопил он.
       Обежав целых три круга и запыхавшись, Бука протянул веревочку от воздушного змея Бяке.
       – Хочешь подержаться? – предложил он.
       – Конечно, – ответил Бяка и взял воздушного змея.
       Управлять им оказалось не так уж и просто. Змей рвался, метался на ветру и тянул ввысь, но какое это было удовольствие бежать за ним следом! Потом Бяка снова отдал змея Буке и, смеясь, бегал рядом, пока Бука снова не протянул ему веревочку. Так, веселясь, они весь оставшийся день передавали друг другу управление змеем, который ярким пятном парил в вышине, и его пушистый красный хвост развевался на ветру.







На главную